Матильда Кшесинская: Битва за особняк на Петроградке

Имя Матильды Кшесинской в последнее время на слуху – из-за скандального фильма. Сам фильм, кстати, оказался весьма неплох, а все обвинения в адрес его создателей теперь, после просмотра, кажутся ещё более идиотскими. Впрочем, давайте об интересном. Мало кто знает, что Матильда Кшесинская прожила почти сто лет и за это время успела не только стать одной из самых знаменитых балерин современности или завести роман с Николаем II, но и, например, посудиться с Лениным. Да, что там с Лениным – со всем ЦК.

Многие знают, что Николай подарил Матильде Кшесинской небольшой особнячок на Английском проспекте в Петербурге (дом №18). Уже к началу двадцатого века подросшая семья балерины перестала влезать в дом, и прима задумала переезд. Особнячок она продала, а на вырученные деньги купила участок на углу Большой Дворянской улицы (сейчас это улица Куйбышева) и Кронверкского проспекта. На этом участке к 1906 году знаменитый архитектор Александр фон Гоген (автор музея Суворова и городской мечети) построит огромный дом. Сегодня это здание является объектом культурного наследия, охраняется государством как прекрасный пример северного модерна.

Следующие десять лет особняк Кшесинской будет жить привычной для петербургских домов жизнью, принимая гостей, наполняясь музыкой и голосами. Революция, в свойственной ей манере, положит конец безмятежному счастью этого дома. 27 февраля 1917 года балерина и её сын Владимир сбегут из дома – сначала поселятся у друзей, а потом уедут из России. Матильда Кшесинская напишет потом в своем дневнике, что для побега ей пришлось выбрать самое скромное пальто – обшитое мехом шиншиллы.

Особняк Кшесинской быстро заняли солдаты, а позже к ним переехал Петроградский комитет РСДРП, а также редакции сразу нескольких большевистских газет. Вернувшийся из Европы Ленин тоже часто бывал в этом доме – с удобного балкончика он зачитывал свои речи. В воспоминаниях очевидцев, правда, нередко говорится о том, что трибуну чаще занимали какие-то болтуны из окружения вождя мирового пролетариата. В воспоминаниях Надежды Платоновой, например, и вовсе написано, что многим ораторам приходилось подолгу прятаться в доме, чтобы не получить тумаков от благодарных слушателей. 

Перед отъездом из Петербурга балерина побывает в доме и пожалеет об этом – солдаты и большевики могут превратить в казарму всё, что угодно. В дневнике сама Матильда напишет: «Это было ужасно, что я увидела», а дальше последует перечисление «подвигов» захватчиков особняка: ковёр ручной работы был залит чернилами, у шкафов вырваны двери, а ванна была наполнена окурками. Ошарашенной балерине один из новых обитателей дома предложит переехать обратно и сожительствовать с ним. 

Кшесинскую так поразит увиденное, что она даже обратится с прошением к Керенскому. Министр юстиции в спор вмешиваться не решился, побоявшись, что битва за дом обернется кровавой резнёй. Не принёс результатов и визит Кшесинской к генералу Корнилову – командующему Петроградским военным округом. Получив отказы, балерина обратится в суд.

Защищать интересы Матильды Феликсовны взялся известный петербургский адвокат Владимир Хесин. Он подготовил документы и обратился к мировому судье Михаилу Чистосердову с требованием о выселении нежданных гостей из дома балерины. Список ответчиков был весьма представителен: 

  • Петроградский комитет РСДРП;
  • Центральный комитет РСДРП;
  • Петроградский районный комитет партии социалистов-революционеров;
  • Клуб военных организаций (большевистский солдатский клуб «Правда»);
  • Центральное бюро профсоюзов;
  • В.И.Ульянов (Ленин);
  • С.Я.Богдатьев (помощник присяжного поверенного);
  • Г.О.Агабабов (студент Горного института).

Из этого списка, к слову, можно сделать вывод о площади дома – он был поистине огромен. Исковые требования были сформулированы крайне просто и понятно. Хесин требовал выставить из дома посторонних и восстановить право его доверительницы на частную собственность. Дело было беспрецедентным, ведь одним из ответчиков по делу проходил сам Ленин – по сути, практически глава государства. 

Воспоминания судьи Чистосердова (хорошая фамилия для судьи) сохранили довольно много подробностей этого дела. В частности, он подробно описал самую главную проблему – донести повестки до ответчиков практически не представлялось возможным. Дом охранялся почти как Зимний дворец, сам судья называет особняк «цитаделью ядра большевизма». Задача осложнялась ещё и тем, что повестки нужно было не только доставить, но и вручить ответчикам лично – под подпись. 

Как ни удивительно, но суду удалось соблюсти все процессуальные требования, а потом и обеспечить участие ответчиков в процессе. Кроме, разумеется, Ленина и, почему-то Агабабова. В качестве причины в деле указано, что они в доме не проживали, хотя тому и были многочисленные подтверждения. В частности, это именно Агабабов предлагал Кшесинской сожительствовать в её же доме. Короче, этих двоих явно отмазали.

А вот остальных ответчиков суд обязал освободить помещения. Многие юристы связывают такое решение с тем, что на стороне Кшесинской был серьезный адвокат, а на стороне захватчиков – присяжный поверенный Мечислав Козловский (да-да, это его помощник проходил обвиняемым по этому же делу). В отличие от Хесина, Козловский имел весьма скудный судебный опыт, да и вообще не был семи пядей во лбу. На суде он скорее паясничал, чем защищал своих доверителей – говорил о том, что новый революционный порядок должен отметать все былые нормы. Кроме того, Козловский и Богдатьев пытались что-то рассказывать суду о том, что солдаты охраняли имущество балерины, и без них всё бы разграбили. 

Адвокат Хесин был последователен, внимателен и саркастичен. Он вовсю, как бы сейчас сказали, троллил как ответчиков, так и советскую власть в общем и целом. Сегодня в это непросто поверить, но несмотря на представительный список ответчиков, Чистосердов с самого начала занял сторону балерины и, изучив все материалы, постановил выселить непрошенных гостей из особняка Кшесинской. Сторона ответчиков пыталась было угрожать апелляцией, но в следующую инстанцию так никто и не обратился. 

К слову, выселить жильцов так и не удалось – обитатели дома попросту игнорировали повестки и исполнительные листы. Проезжая как-то мимо своего дома, Матильда Кшесинская заметила во дворе Александру Коллонтай, разгуливающую в её горностаевом манто. Больше балерина так и не возвращалась в свой особняк. Вскоре вслед за ней уехали из страны и адвокат Хесин, и судья Чистосердов. Новой власти хорошие, честные юристы оказались не нужны. Их места заняли как раз Козловский и Богдатьев – люди, неспособные защитить в суде даже самих себя. 

Сейчас в особняке Матильды Кшесинской на Петроградке расположен Музей политический истории России. История самого дома, как видите, оказалась не менее разнообразной. Здание отреставрировано и находится в отличном состоянии. Жаль только, что настоящая хозяйка больше никогда не вернётся туда.

Апвот 50-50

Отбив атаку идиотских бустеров, я снова делюсь с вами средствами, заработанными на ваших апвотах. Каждый раз я возвращаю подписчикам и читателям не менее 50% от сумм, которые они принесли мне. Из-за нечестных и надуманных флагов пришлось уйти в минус по последним двум выплатам – будет здорово, если вы поможете покрыть расходы. Для этого достаточно просто апнуть эту статью, сделать её репост или написать комментарий. Присоединяйтесь! 

историяпетербургpskжизньапвот50-50
1235
3250.138 GOLOS
0
В избранное
prezza
На Golos с 2017 M11
1235
0
Комментарии (11)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.